ИНФОРМАЦИЯ ПО КНИГЕ

Жизненно важные факторы для восстановления церковной жизниУитнесс Ли

ISBN: 978-5-487-00622-6
Печатное издание: купить в магазине

Глава: 6 стр. 25

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ФАКТОР ПРЕОБРАЗОВАННЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ДОБРОДЕТЕЛЕЙ, УКРЕПЛЁННЫХ И ОБОГАЩЁННЫХ БОЖЕСТВЕННЫМИ КАЧЕСТВАМИ И ПОСРЕДСТВОМ БОЖЕСТВЕННЫХ КАЧЕСТВ, В ЦЕРКОВНОЙ ЖИЗНИ

Тексты Писания: Эф. 3:17, 19Б, 8; Рим. 12:2; Эф. 4:23-24; 2 Кор. 3:18; Эф. 4:2-4

В предыдущих главах мы рассмотрели пять жизненно важных факторов для восстановления церковной жизни: Христа, Духа, божественную жизнь, надлежащую практику церковной жизни и действие Духа через крест. В этом сообщении мы увидим шестой жизненно важный фактор — преобразованные человеческие добродетели.

ДЛЯ ЦЕРКОВНОЙ ЖИЗНИ НЕОБХОДИМА ДОБРОДЕТЕЛЬ, А НЕ ПРОСТО НРАВСТВЕННОСТЬ

В церковной жизни нам необходимы человеческие добродетели. Я предпочитаю использовать слово «добродетели», а не слово «нравственность». Нам нужна не просто одна добродетель, а много добродетелей. Слово «добродетель» на самом деле обозначает более высокое качество, чем слово «нравственность». Человек может быть нравственным, но при этом иметь не много добродетелей. Добродетели выше нравственности. Нравственность — это просто правота. Если вы не обманываете, не крадёте у других, не обращаетесь с другими плохо, вас можно считать правым. Возможно, вы праведны и нравственны, но при этом у вас нет добродетелей.

Например, вы покупаете Библию в книжном магазине и платите столько, сколько она стоит. Это правильно и нравственно. Но если вы обманываете хозяина магазина и платите меньшую сумму, вы поступаете неправильно. Вы не нравственные, потому что вы не честные. Но если при покупке вы получили слишком много денег сдачи и вернули лишнее, вы поступили правильно. Это нравственность, а не добродетель. Примером добродетели может служить помощь бедному соседу. Предположим, вы ничего не должны ему, а он ничего не делал для вас, но из любви вы даёте ему двести долларов, чтобы помочь заплатить за квартиру. Это не просто нравственность, это добродетель. Вы не должны ему ничего, и он ничего не делал для вас, однако вы любите его и даёте ему двести долларов, не ожидая ничего взамен. Это добродетель. Это не просто уровень нравственности, это более высокий уровень — добродетель.

Если в церковной жизни у нас есть только нравственность, мы можем начать везде устанавливать какие-то правила. Однако нам нужна добродетель, а не правила. Если вы настаиваете на правилах, вы находитесь только на уровне нравственности, на уровне правоты и неправоты. Но добродетель находится на более высоком уровне. Если вы настаиваете на правилах, то, когда вас обижают, вы требуете извинения. Более того, когда перед вами извиняются, вас может не удовлетворить это извинение, вы требуете дальнейших извинений. Вы настаиваете на правилах. Но если у вас есть добродетель, вам не важно, извинился перед вами человек или нет. Более того, вас не волнует, насколько искренне он извинился. Наоборот, вы с готовностью прощаете его, вы уступаете ему.

У нас должно отложиться, что добродетель выше нравственности и правил. В церковной жизни мы не должны настаивать на правилах. Если кому-нибудь понадобились ваши книги и он берёт их у вас, вы не должны требовать, чтобы он вернул их. Если вы требуете их, это означает, что вы настаиваете на правилах. Если у вас есть добродетель, вы понимаете, что ему нравятся ваши книги. Тогда вы говорите ему: «Брат, тебе нравится эта книга? Я дам тебе ещё одну. Я дам тебе все книги». Это добродетель. В человеческом обществе необходима только нравственность, требуется только нравственность. Но в церковной жизни требуется добродетель; добродетель намного выше нравственности.

Вернёмся к нашему примеру: другой брат спрашивает брата, который взял ваши книги, правильно ли тот поступил. Но этот брат не должен быть судьёй. Он не должен судить брата, который взял ваши книги, потому что внутри этого брата есть Господь. Сегодня он берёт все ваши книги и очень доволен этим. Но завтра Святой Дух затронет его сердце и не даст ему мира, чтобы он держал у себя эти книги. Дух обличит его, показав, что вы отдали ему все свои книги лишь потому, что он собирался их украсть. Затем Дух будет работать внутри него и побудит его вернуть вам все книги и ещё дополнительно сборник гимнов. То, что он даст дополнительно сборник гимнов, — это тоже добродетель, нечто более высокое, чем просто нравственность. Возможно, вы будете рады получить ещё один сборник гимнов. Но на следующий день Господь затронет вас, чтобы вы отдали этот сборник другому брату. Это иллюстрация того, что для церковной жизни нужна добродетель.

Благодаря этим примерам мы видим, что стандарт нравственности в церковной жизни намного выше стандарта нравственности в человеческом обществе. Стандартом в церковной жизни является не нравственность, а добродетель. Давайте приведём ещё один пример — случай, который произошёл в Тайбэе. В начале 50-х годов мы не использовали на собраниях стулья. Вместо них мы использовали лавки, и на одну лавку могли сесть четыре человека. Иногда приходил полный человек и занимал больше, чем четверть лавки. Остальные трое страдали из-за этого. Однажды эти трое начали спорить с этим полным братом о том, сколько места должен каждый из них занимать на лавке. Они не могли решить этот вопрос сами и в конце концов обратились к старейшинам. Борясь за эту четверть лавки, они настаивали на правилах. Как такие люди могут жить церковной жизнью? Я тогда сказал им, что им нужно любить этого полного брата и помочь ему разместиться, учитывая его полноту. Поскольку он всегда мучается от своей полноты, им нужно посочувствовать ему и быть милостивыми к нему. Я сказал им, что одному из них следовало постоять, если это необходимо, так чтобы полный брат занял его место на лавке. Это добродетель. Из этого примера мы видим различие между нравственностью и добродетелью. В церковной жизни мы не должны настаивать ни на каких правилах. Более того, в церковной жизни у нас должна быть не просто нравственность, потому что у нас есть что-то более высокое, у нас есть добродетель. Если мы спорим, боремся, настаиваем на чём-либо, держимся за то, что по праву принадлежит нам, то мы настаиваем на правилах. В человеческом обществе это что-то обычное, но в церковной жизни такого происходить не должно.

Зная, что в церковной жизни каждый упражняется в добродетели, некоторые хитрые святые могут извлечь из этого выгоду для себя. Они требуют, чтобы другие упражнялись в добродетели, и тем самым извлекают выгоду для себя. Если вы полнее или старше других, вы не должны требовать, чтобы они проявляли добродетель по отношению к вам. Если вы поступаете так, вы становитесь вором, который выманивает добродетель других. Но добродетель проявляется не тогда, когда вы выманиваете её, а когда другие проявляют её сами. Предположим, я полный человек; когда я прихожу на собрание и понимаю, что лавка рассчитана на четырёх человек, мне не следует занимать больше четверти лавки. Мне следует оставить больше места другим. Вот что значит упражняться в добродетели.

Даже в человеческом обществе есть те, кто упражняется в добродетели. Я увидел это в этом году в Штутгарте (Германия), когда ехал на автобусе в аэропорт. В автобусе было много пассажиров, и для нас не оказалось места. Но двое молодых немцев, увидев, что мы с женой старше их, встали и уступили нам место. Я был очень тронут тем, что местные молодые люди уступили свои места нам, иностранцам. Это была не просто нравственность; это была добродетель.

В церковной жизни следует всегда придерживаться этого принципа. Мы всегда должны проявлять добродетель по отношению к другим и никогда не извлекать выгоды из других. В церковной жизни стандартом должен быть не просто стандарт нравственности. Стандартом должен быть более высокий стандарт — добродетель. Вот в чём состоит церковная жизнь: всегда давать что-то другим и никогда не извлекать выгоду из них. Поскольку мы любим других, мы хотим что-то давать им, а не извлекать выгоду из них. Церковная жизнь выше жизни согласно правилам и даже выше нравственности. Церковная жизнь связана с добродетелью.

Слово «добродетель» подразумевает красоту. Вы можете быть нравственным, но в вашей нравственности может не быть красоты. Иногда вы правы, но вы спорите с людьми, чтобы отстоять свои права. Такая нравственность безобразна, она некрасива. Временами наша праведность и некрасива, и неприятна. В церковной жизни праведность должна быть красивой и приятной. Когда наша нравственность становится красивой и приятной, это — добродетель. В церковной жизни мы должны быть не просто правыми, мы должны быть полны добродетели. Что бы мы ни делали, мы должны делать это так, чтобы в глазах других это выглядело приятно и красиво. Вот что такое добродетель.


Примечание: Мы просим не копировать, не загружать и не переиздавать материалы этого сайта ни электронными, ни какими-либо другими средствами. Авторские права на все материалы принадлежат «Коллектору библейской книги» и Living Stream Ministry. Мы надеемся, что все наши посетители отнесутся к этой просьбе с уважением.
* Мы будем признательны вам, если вы сообщите нам об ошибке или опечатке в тексте. Для этого достаточно выделить нужный фрагмент и нажать сочетание клавиш Ctrl+Enter

Загрузка этого материала, даже для личного пользования, запрещается.
Ваш IP адрес: 100.28.2.72 [10:12:08, 19 июня 2024]