ИНФОРМАЦИЯ ПО КНИГЕ

Мост и канал БогаУитнесс Ли

ISBN: 978-5-487-00634-9
Печатное издание: купить в магазине

Глава: 3 стр. 7

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ДУХОВНЫЕ ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

О ТОМ, КАК УЗНАТЬ ПУТЬ ЦЕРКВИ

Вопрос: В последнее время в церкви Божьей наблюдается много религиозной деятельности и даже много еретических и запутывающих вещей. Как нам проявлять бдительность? Какова должна быть наша позиция?

Ответ: Это очень важный вопрос. С самого начала двухтысячелетней церковной истории в церкви существовали подобные проблемы. Впервые подобная проблема упоминается в Библии в 1-й главе Послания к филиппийцам, где Павел говорит: «Некоторые проповедуют Христа даже из-за зависти и соперничества, а некоторые — и из-за доброжелательности; эти — из любви… Но другие возвещают Христа из честолюбия… Так что же? Лишь то, что всяким образом, будь то в притворстве или в истинности, возвещается Христос; и этому я радуюсь» (ст. 15-18). Сказанное здесь Павлом не означает, что он одобрял подобное положение дел; Павел показывает здесь, что он не идёт тем путём, которым идут его противники.

Религиозная путаница возникла не сегодня; путаница существовала и две тысячи лет назад, когда церковь только появилась. Ещё до того как ушло первое поколение апостолов, состояние церкви из-за человеческой слабости стало растленным. Однако в то время существовала группа людей, которые следовали за Господом с чистым сердцем; у них не было проблем, и они продолжали следовать тем путём, которым шли апостолы. И наоборот, были те, у кого было нечистое сердце, нечистые мотивы; они шли своим собственным путём, отличным от пути Господа. Идя своим путём, они использовали имя Христа внешне, называли себя церковью, распространяли благовестие и проповедовали истину, но при этом не шли путём апостолов. Такой была ситуация ещё при жизни апостола Павла, и она остаётся такой же уже две тысячи лет.

В начале IV века церковь на земле превратилась в Римско-католическую церковь. В то время большинство христиан не шли путём, который предписан Господом. Однако были те, кто не последовал за Католической церковью. Если изучать историю церкви, может показаться, что протесты против Католической церкви начались только во времена Мартина Лютера, в XV—XVI веках. Однако на самом деле уже в IV веке при новом римском правительстве существовала группа верующих, которые поднялись для протеста. Эти верующие в чистоте следовали тому, что записано в Новом Завете, и шли по стопам апостолов. Эта линия не прерывается до сего дня. Чем более чистыми и духовными были эти верующие и чем более неотступно они следовали по стопам апостолов, тем больше они избегали внешней известности и оставались скрытыми. Но взгляд людей, как ни печально, обычно прикован к видимости, к внешней форме. Поэтому историки, изучая всемирную историю, естественно, обращают внимание только на внешнее. Поскольку те, кто был чист сердцем и жил перед Господом, не стремились к известности, мирские писатели и историки не замечают их.

В западных христианских странах много христиан в деноминациях. Однако большинство из них — номинальные христиане; не многие среди них действительно спасены. Что же такое деноминация? Деноминация — это христианская организация, которая взамен имени Господа берёт себе какое-то другое имя. Например, студент спрашивает своего однокурсника: «Ты веришь в Иисуса?» Если тот отвечает: «Да», то следующий вопрос будет: «А к какой группе ты относишься?» Это показывает, что в мире господствует представление о том, что у каждого христианского собрания должно быть определённое название. Проблема, однако, состоит в том, что, как только церковь деноминирует себя, то есть берёт себе какое-то название, она сразу же оказывается в состоянии деградации. Возможно, церковь не находится в деградации в том, что касается внутренней жизни, но тот факт, что церковь деноминировала себя, показывает, что она деградировала.

Во все века за последние две тысячи лет было много людей, которые любили и боялись Господа и видели, что они принадлежат только Христу. Будучи теми, кто принадлежит Христу, мы должны называть себя, самое большее, христианами. Мы не должны называть себя ни именем Уэсли, ни именем Лютера — мы должны использовать только имя Христа. Мы не должны быть деноминированными христианами. Если мы деноминированы, то это неправильно. На протяжении последних двух тысяч лет всегда существовала группа христиан, которым не нужны были никакие другие имена, кроме имени Христа. Если кто-то думает, что имя — это мелочь, я хочу задать такой вопрос: «Предположим, ваша фамилия У, а кто-то будет называть вашу жену госпожа Ли. Вам это очень понравится? Или она сама будет называть себя госпожа Чжан. Разве вы не рассердитесь?» Имя имеет большое значение, поскольку оно олицетворяет самого человека. Если вы покажете людям свою фотографию, то они, возможно, не поймут, кто вы, но если им сообщить ваше имя, то они уже точно будут знать, о ком идёт речь. Не думайте, что название не имеет значения и что можно называться как угодно — уэслианская церковь, епископальная церковь, пресвитерианская церковь, лютеранская церковь и т. д. С Божьей точки зрения всё это очень серьёзно.

В Библии имя имеет большое значение. В Деян. 4:12 об имени Господа говорится: «И нет ни в ком другом спасения, ибо нет и иного имени под небом, данного среди людей, которым мы должны быть спасены». В Рим. 10:13 говорится: «Всякий, кто призовёт имя Господа, будет спасён». В Мф. 18:20 говорится: «Ибо где двое или трое собраны в Моё имя, там Я посреди них». В Ин. 14:14 говорится: «Если о чём-нибудь попросите Меня в Моём имени, Я сделаю». Таким образом, спасение мы получаем в имени Господа, и церковь собирается тоже в имени Господа. Кроме того, даже крещение связано с именем Отца, Сына и Святого Духа (Мф. 28:19). Читая Новый Завет, мы видим, что имя имеет большое значение.

В Ветхом Завете, в Прит. 18:10, говорится: «Имя Господа — крепкая башня: убегает в неё праведник, и безопасен». Во Втор. 16:2 говорится: «И закалай Пасху Господу, Богу твоему… на месте, которое изберёт Господь, чтобы пребывало там имя Его». В Ис. 12:4 говорится: «Славьте Господа, призывайте имя Его». Вот почему нам не нужно никакого другого имени, помимо имени Господа. Мы спасены в имени Господа, мы крестим людей в имя Господа, и мы собираемся в имени Господа. Вот почему, когда Господь воздвиг нас в Китае двадцать лет назад, наши собрания назывались «собраниями в имени Господа». На протяжении веков было много верующих, которые собирались в имени Господа. В 1828 году Господь воздвиг в Англии многих христиан, которые собирались только в имени Христа. Это была группа скрытых христиан. К 1850 году в Лондоне было уже больше ста восьмидесяти мест, где они собирались. Они до сих пор продолжают собираться подобным образом.

Во Франции тоже была группа христиан, которые не афишировали себя; они просто любили Господа в чистоте, позволяли Господу работать над ними, подчинялись друг другу и жили целиком и полностью в Господе. Поскольку у них почти не было внешней организации, мир не замечал их. Тридцать лет назад Бог начал эту же работу среди братьев в Китае. Были воздвигнуты братья, которые увидели этот свет и пошли этим путём. Сегодня по милости Господа мы готовы идти этим путём. Поскольку мы идём этим путём, мы во многом отличаемся от формального христианства, из-за чего люди думают, что мы какие-то необычные. Это происходит из-за того, что христианство внушило миру ошибочное представление.

Как нам узнать путь Господнего свидетельства и как нам относиться к тем, кто идёт другим путём? На поверхности у других есть пасторы, а у нас — нет; у других есть название для их общения, а у нас — нет. Однако всё это нельзя считать основанием для того, чтобы различать эти два пути. Основание включает в себя только три момента. Во-первых, существует вопрос имени. Мы должны сначала спросить других христиан, не взяли ли они себе другое имя, помимо имени Христа. Если у них есть какое-то другое имя, помимо имени Христа, жизнь в этих христианах вызывает сомнения. В том, что касается жизни, их путь служения явно не является путём Господнего свидетельства. Это то же самое, как если бы госпожа Хуан повесила бы на дверях своего дома вывеску «Дом семьи Чжан». Каким образом подобная вывеска может показывать людям, что здесь живёт семья Хуан? Как бы она ни оправдывалась, вешать подобную вывеску, мягко говоря, неправильно. Если у нас есть этот свет, мы увидим, что многое в христианской деятельности является сомнительным. Я надеюсь, что у братьев и сестёр будет ясность по этому вопросу. Если среди нас появляется какое-то другое имя, это означает, что мы идём неверным путём. Хотя это что-то внешнее, мы не можем оставлять это без внимания.

Во-вторых, существует вопрос истины. Что такое вопрос истины? Это означает, что мы должны принимать всю Библию — ни больше, ни меньше. Мы принимаем и Ветхий, и Новый Заветы, и мы принимаем все слова Библии — каждое предложение, каждый стих, каждую главу. Нам не нужно ни больше, ни меньше. Если мы добавим что-то к Библии, получится ересь; если мы отнимем что-то от Библии, нам будет чего-то не хватать. Когда мы исследуем какую-то христианскую группу, мы должны сначала проверить её, используя имя, а затем — используя Библию. Нам нужно выяснить, не является ли то, за что выступает эта группа, больше Библии или меньше Библии. Например, если пресвитерианская деноминация настаивает на крещении кроплением, это нечто меньшее, чем то, что показано в Библии. Что касается Библии, пресвитерианские церкви не соответствуют стандарту; что касается их самих, они добавили нечто. Итак, мы должны соразмерять себя с истиной и проверять, не оказались ли мы меньше или больше, чем истина.

Ни в коем случае не следует сосредотачивать всё своё внимание на одной отдельной истине. Например, баптистская деноминация делает акцент на крещении и делает крещение своим основанием. То же самое происходит и в других деноминациях — в церквях святости, в пятидесятнических церквях и т. д. Мы признаём, что существуют такие вещи, как духовные дары, крещение и святость, но мы не должны подчёркивать эти вещи больше, чем остальные. Например, мы практикуем хлебопреломление, но мы не называем себя «Церковью хлебопреломления». Мы называем друг друга братьями и сёстрами, но мы не называем себя «Церковью братьев и сестёр». Всё это — правильные практики, но мы не подчёркиваем их больше, чем другие истины. Мы должны уделять всем истинам в Библии равное внимание.

Проблемы, которые возникают сегодня среди христиан, связаны с дарами и с истиной. Поэтому мы не должны подчёркивать ничего, что меньше, чем показанная в Библии истина, или что больше, чем показанная в Библии истина. Кроме того, мы не должны возвышать какую-то отдельную истину в Библии.

В-третьих, помимо вопросов имени и истины есть ещё вопрос общения. Наше общение — в Господе. Если человек спасён, мы можем общаться с ним независимо от того, на какие собрания он ходит — в пресвитерианскую деноминацию, в баптистскую деноминацию или куда-то ещё. Если он принадлежит Христу, мы должны общаться с ним в Господе. Однако подобное общение может происходить только в Господе. Поэтому мы не можем принимать номинальных христиан для хлебопреломления с нами. Во многих так называемых «христианских группах» подлинно спасены лишь не многие. Со своей стороны мы не должны участвовать в их так называемом «святом причастии». Поскольку у них нет жизни Христа, мы не можем причащаться их хлеба и мы не можем говорить, что их так называемое «причастие» совершается в Христе.

Итак, мы увидели, что есть три момента, которые мы должны проверить: имя, истина и общение. Предположим, есть группа христиан, у которой нет никакого особого названия, которая принимает все истины в Библии и которая принимает только спасённых и не принимает неспасённых. Достаточно ли этого? Нет, есть ещё вопрос того, является ли эта группа единственным выражением церкви в данной местности. Если в той или иной местности уже основана поместная церковь, другие не могут прийти позже и основать в этой местности ещё одну поместную церковь, независимую от первой. Согласно истине, во вселенной есть только одна церковь. Поэтому, где бы она ни появилась, в каждой конкретной местности может быть только одно выражение церкви. Если в определённой местности появляется второе выражение церкви, это неправильно. Следовательно, после того как мы проверили три основных момента: имя, истину и общение, — мы должны проверить ещё одно — уникальность выражения церкви на почве местности.

Например, вы приезжаете в Гаосюн и находите там собрание группы братьев и сестёр. Вы выясняете, что у них всё в порядке в том, что касается имени, истины и общения и что они первые, кто начал собираться там как выражение церкви, стоящей на почве местности. При этом они поддерживают общение с другими поместными церквями. Этого достаточно. Их незрелость или даже их слабости не могут служить основанием для того, чтобы отвергать их. Я надеюсь, что всем нам ясно, что первые три момента, которые мы проверяем, касаются пути той или иной группы, а последний момент — их уникальности как выражения церкви. Если это — истинная поместная церковь, то они являются группой людей, которые принадлежат данной местности и Христу; они служат там и признают всех, кто служит таким же образом, и общаются с ними. Следовательно, они идут путём Господа.

Вопрос: Что делать, если какая-то церковь стоит на надлежащей почве как уникальное выражение церкви в своей местности, но при этом не имеет общения с другими поместными церквями?

Ответ: Это очень серьёзная проблема. Если какая-либо группа пришла куда-то первой, если у неё нет никаких особых названий, никакой особой веры и никакого особого общения, но в то же время она отвергает всех христиан, которые не из их числа, это показывает, что данная группа представляет собой независимую секту в данной местности. С одной стороны, Библия показывает, что, как только в определённой местности появилась церковь, в этой церкви существует самостоятельное управление. Например, ни церковь в Тайнане, ни церковь в Тайчжуне не имеют права вмешиваться в управление церковью в Тайбэе. С одной стороны, ни одна поместная церковь не является независимой. Если поместная церковь является независимой, то это — поместная секта. Например, если какая-нибудь поместная церковь однажды решит сменить место собрания, она не обязана извещать об этом церковь в Тайбэе. Однако она не должна думать, что, поскольку она не обязана никого извещать, она является независимой. Если она считает себя независимой, то она становится сектой, провозглашающей независимость от остальных церквей. Если церковь сделает нечто подобное, получится, что во вселенной существует не одна церковь. Если же каждая поместная церковь признаёт поместные церкви в других городах и поддерживает общение с ними, то во вселенной по-прежнему существует только одна церковь и ни одна из поместных церквей не является поместной сектой. Следовательно, учитывать нужно не только то, были ли эти верующие первыми, кто начал собираться в данной местности как поместная церковь, но и то, общается ли эта поместная церковь с другими церквями.

Вопрос: Если у какой-то группы, которая собирается как поместная церковь, всё в порядке с именем, истиной и общением, но они не знали, что в их городе уже есть верующие, которые собираются на почве местности, и начали собираться как церковь отдельно от них, что нам делать, когда мы приезжаем в этот город?

Ответ: Если у каких-то братьев в городе чистые мотивы, но они не знали, что в другой части города есть кто-то ещё, кто тоже служит в чистоте, как и они, и по этой причине не общались с ними, то их нельзя в этом винить. Но если эти братья, узнав о существовании другой группы, отказываются общаться с ними и настаивают на дальнейшем сохранении независимой позиции, то это неправильно. Не иметь общения — это одно, а не желать общения — это уже другое. По логике, если у братьев чистые мотивы, то Святой Дух будет изнутри побуждать их к тому, чтобы они общались со всеми, кто стоит на почве церкви. Если в Тайбэе есть группа верующих, которые служат Богу, и они знают, что в Тайбэе помимо них есть другие верующие, которые тоже служат Богу, но при этом они отказываются общаться с теми верующими, то они становятся сектой. Если они заходят настолько далеко, что провозглашают, что они независимы в своей местности, они, несомненно, являются сектантами.

Все мы признаём, что церковь — это большое испытание, большая проверка. Предположим, вы вносите какое-нибудь предложение в Тайбэе, и старейшины отклоняют его. Вы не должны говорить: «Ну и ладно; я ухожу. Я уже научился всему, когда был в Шанхае, так что теперь я возьму и создам другую церковь. Вы делаете что-то большое, а я создам что-то поменьше, но это будет то же самое, что делаете вы. У вас нет названия, и у меня не будет названия; вы следуете Библии, и я буду следовать Библии; я буду признавать все церкви, в том числе и вашу, хотя на самом деле вы мне не нравитесь». Независимо от того, насколько вы правы, насколько хороши ваши идеи, насколько эффективны ваши методы, почва уже занята другими. Вы не можете отрицать этот факт; вы не можете вытащить почву у них из-под ног. Они по праву являются церковью; может быть, им не хватает мудрости и опыта, но они всё равно являются церковью. Они уже являются церковью, стоящей на почве местности. Поэтому ваша позиция является неправильной и даже совершенно полной вашего «я». Церковь — это поистине большая проверка для человека.

Желать быть свободным — значит быть в своём «я». С человеческой точки зрения, быть свободным, чтобы никто не вмешивался в ваши дела, — это совершенно нормально. Однако с Божьей точки зрения это неприемлемо. Во вселенной есть только одна церковь, и в этой единственной церкви не должно быть никаких человеческих предпочтений; в ней могут быть только Божьи предпочтения, Божья точка зрения и Божий взгляд. Поэтому способность человека жить в церкви целиком и полностью зависит от того, позволит ли он Богу сокрушить его. Например, братья и сёстры церкви в Тайбэе принимают от меня помощь и почти всегда соглашаются со всеми моими предложениями и идеями. Но что если через какое-то время братья изменят своё отношение и начнут оставлять мои идеи без внимания? Что мне тогда делать? Могу ли я пойти и основать где-то другую «церковь»? Если я сделаю это, я стану сектантом. Кроме того, это будет означать, что я не был сокрушён Богом и что я созидаю себя.

Если братья в Тайбэе когда-нибудь откажутся прислушиваться к моему мнению, мне будет нечего сказать. Приезжая в Тайбэй, я по-прежнему буду приходить на собрания, преломлять хлеб и служить с ними. Я просто буду использовать любую возможность, которую предоставят мне братья. Если они отвергнут мои идеи, это не смутит меня. Если они не позволят мне говорить на собраниях общения, это их право. Даже если Господь поведёт меня работать в Гаосюн, по возвращении в Тайбэй мне всё равно придётся поклоняться и служить Богу в церкви в Тайбэе. У меня не будет права учредить другое собрание просто потому, что мои мнения отличались от мнения остальных; поступить так — значит стать сектантом. Вероятно, некоторые братья и сёстры в Тайбэе начнут защищать меня и говорить: «Разве можно так обращаться с братом Ли? Брат Ли, раз они отвернулись от вас, давайте уйдём куда-нибудь в другое место и будем там высвобождать свет из Библии должным образом». Поймите, человек, который действительно знает Господа, никогда не сделает перед Ним ничего, чтобы произвести в церкви разделение и повредить почве церкви. Такого быть не должно. Поскольку я усвоил этот урок, я решительно отвечу этим братьям и сёстрам: «Что бы ни происходило, мы обязаны считаться с церковью. Их почва по-прежнему является правильной, и вы должны спокойно служить и собираться вместе с ними. Это — церковь; мы не можем основать другую церковь». Соглашаются братья и сёстры со мной или нет, это не имеет значения.


Примечание: Мы просим не копировать, не загружать и не переиздавать материалы этого сайта ни электронными, ни какими-либо другими средствами. Авторские права на все материалы принадлежат «Коллектору библейской книги» и Living Stream Ministry. Мы надеемся, что все наши посетители отнесутся к этой просьбе с уважением.
* Мы будем признательны вам, если вы сообщите нам об ошибке или опечатке в тексте. Для этого достаточно выделить нужный фрагмент и нажать сочетание клавиш Ctrl+Enter

Загрузка этого материала, даже для личного пользования, запрещается.
Ваш IP адрес: 3.235.20.185 [15:47:06, 28 мая 2024]